7 Ноября 2016 0 733

Дискуссия о защите детей от вредной информации разделила чиновников и общественность на два лагеря. Победит ли разум?

Дискуссия о защите детей от вредной информации разделила чиновников и общественность на два лагеря. Победит ли разум?
1 ноября мы приняли участие в конференции "Защита детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", которая проходила в Туле под эгидой Уполномоченной по правам ребенка при Президенте РФ Анны Кузнецовой, Лиги Безопасного интернета и общественной палаты Тульской области. Не могу не поделиться выводами и впечатлениями от поездки в Тульскую область. А выводы неоднозначные... Есть над чем подумать. Не смотря на то, что мероприятие проходило в регионе, оно имеет федеральное значение, по скольку вопросы, которые там поднимались, и уровень дискуссии - это отражение всей российской действительности и состояния общества, каким оно является на данный момент. Я не буду утомлять вас пересказом всего, что происходило на конференции и перечислять всех выступающих, так же как и не буду давать глобальных оценок. Акцентирую внимание на некоторых моментах, которые мне лично показались архиважными.

По моим оценкам, аппарат Уполномоченной по правам ребенка Зыковой Наталии Алексеевны и конечно же, она сама лично, приложили неимоверные усилия для того, чтобы провести мероприятие на высоком уровне и привлечь к участию чиновников, общественных деятелей, представителей молодежных организаций и родительского сообщества, а так же экспертов, для того, чтобы услышать мнение каждого. Эта задача была выполнена на сто процентов. 

Больше всего мне понравилось выступление заместителя руководителя Роскомнадзора Вадима Субботина. Вадиму Алексеевичу удалось в полной мере донести до слушателей тонкости работы Роскомнадзора, поделиться успехами и рассказать о проблемах в работе службы. Я лично слушала его очень внимательно. Видно, что человек абсолютно "в теме" и свободно ориентируется во всех вопросах, относящихся к его компетенции. 
При всем моем крайне сложном отношении к Роскомнадзору, у меня наконец-то появилось ощущение, что с этой организацией можно работать и договариваться, что они действительно открыты к диалогу. Кстати, о диалоге... 




Вот чего недоставало на конференции, так это именно диалога. На пленарном заседании его просто не было и не могло быть. Даже не предполагалось. Хотя основные спикеры, к которым как раз была масса вопросов, разъезжались сразу после окончания пленарки. В какой-то момент мне вообще показалось, что все, что происходит - абсолютно бессмысленно. Бессмысленно было ехать три часа из Москвы в Тулу, чтобы просто послушать выступления участников и согласно кивать головой. Мне всегда казалось, что спикеров такого уровня на мероприятия зовут именно для того, чтобы задавать вопросы и находить точки взаимодействия, а не чтобы слушать их программные заявления, которые мы можем посмотреть и просто включив телевизор. Вот как раз когда выступал Субботин, единственное, за что я зацепилась, так это за то, что он мало времени в своем выступлении уделил проблемам, с которыми сталкивается его ведомство. Исходя из его доклада получалось, что в целом все хорошо и все работает, как надо. Я не выдержала и подняла руку, чтобы задать вопрос. Я сидела во втором ряду, на расстоянии практически вытянутой руки от Вадима Алексеевича, и он сразу меня заметил. Я тихонечко спросила, можно ли задать вопрос, и он кивнул. Но на меня тут же зашипели сидевшие рядом организаторы - "Нет, нет - вопросы задавать нельзя!". Вадим Алексеевич окинул их недоуменным взглядом и мне протянули микрофон, сопровождая передачу звукоусиливающего девайса комментарием - "Аня, только один вопрос! Только тебе! И больше никому! На пленарке нельзя задавать вопросы!" Что за формат? Почему так? Ну да ладно. 
Я спросила Субботина, почему Роскомнадзор практически никак не реагирует на всевозможные ток-шоу, в которых постоянно, в ежедневном режиме показывают детей, которые пострадали от сексуального насилия, стали жертвами избиений, забеременели в 12 лет и 14 годам имеют уже двоих детей от отчима или старшего брата... Вот это все почему происходит на федеральных каналах? Хотя есть закон о защите детей от вредной информации, есть вступившие в силу еще в 2013 году поправки к закону о СМИ, запрещающие показывать не только самих несовершеннолетних жертв насилия, но и их родственников, не скрывая лица. Более того, запрещено показывать любую привязку к месту совершения преступления. И если печатные СМИ и интернет-издания Роскомнадзор по этому поводу жутко кошмарит, грозит пальцем и штрафует, то федеральным каналам все сходит с рук. Почему? Вот таким был мой вопрос. Вадим Алексеевич дал исчерпывающий ответ. Во-первых, он пояснил, что электронные СМИ мониторят в автоматическом режиме, и роботы по ключевым фразам определяют запрещенку. А вот телепрограммы надо отсматривать целиком. И просто так этого никто не делает. Вот если поступают обращения по каждой конкретной передаче, тогда начинаются проверки. Роскомнадзор запрашивает у телеканала исходники эфира и "разбирает по косточкам" то, что попало "на пленку". Тут понятно, нужны обращения - будут вам обращения. Но еще один его комментарий заставил меня загрустить. Субботин пояснил, что у телеканалов очень хорошие юристы, и, если дело доходит до суда, адвокаты разбивают обвинения Роскомнадзора в пух и прах. Может, в канцелярии что-то подправить? Может, ужесточить требования к федеральным СМИ и упростить процедуру жалоб на подобный контент? Ведь если на ту же детскую порнографию, суицидальные паблики, рекламу наркотиков - можно легко пожаловаться через интернет, то по поводу телепередач надо писать бумажный запрос, и не каждый будет заниматься этой бюрократией...? Да, и еще важный момент, который необходимо подчеркнуть - Вадим Субботин был единственным человеком на конференции, который на пленарном заседании говорил не по бумажке. Ненавижу, когда читают по бумажке. 

А вот кто поразил меня в самое сердце, при чем в самом нехорошем смысле этой фразы, так это Матвеева Лидия Владимировна, профессор кафедры методологии психологии факультета психологии МГУ им.Ломоносова. Лидию Владимировну я знаю, как специалиста, примерно два года и познакомились мы с ней на почве экспертизы по группе "Дети-404 ЛГБТ-подростки". Именно Матвеевой была составлена та самая экспертиза, на основании которой в прошлом году группу "Дети-404" заблокировали по решению суда. После этой экспертизы Матвеева подверглась спам-атакам, троллингу и хейтингу со стороны ЛГБТ-активистов и ее даже пытались уволить из МГУ. Но она выстояла. В общем, до 1 ноября она производила на меня только положительное впечатление. Но ее выступление на конференции меня, мягко говоря, удивило. 



«Объективная реальность, до которой мы с вами дожили, была, естественно, предсказана во всех сакральных текстах. Соблазн пришел как сетевая коммуникация. Можно ли спасти наших детей от информационных драконов?» - начала свое выступление "Мать драконов". - Простите, не могла удержаться от этой шутки. - «Необходимо работать с детьми таким образом, чтобы не «Маша и медведь» формировали образ хорошего ребенка, а другие медийные контенты. Не Гарри Поттер, а наш человек, который добивается успеха». - продолжила она. Это точная цитата, которую приводит газета Коммерсант. Матвеева искренне полагает, что нашим детям нужно запретить смотреть "Машу и медведя" и Поттериану, убрать из эфира диснеевские мультики и много чего еще запретить на законодательном уровне. А детей надо приучать к православию, традиционным семейным ценностям и вообще, только Церковь спасет мир от разрушения, и только молитвы помогут в борьбе с запрещенным контентом. Смысл там примерно такой. Кстати, знаете за что предлагается запретить "Машу и медведя"? Маша там слишком самостоятельная, перечит старшим и не слушается медведя. Девочкам, насмотревшимся этих мультиков будет сложно объяснить впоследствии, кто в семье главный. Да-да, это все туда же к скрепам и патриархату. И я бы поняла, если бы такое заявление звучало из уст какого-нибудь священника, православного активиста или городского сумасшедшего. Но тут- именитый психолог, эксперт всевозможных категорий, а еще ко всему - академик "Международной академии телевидения и радио". Это значит, что от ее мнения и экспертиз зависит решение, будут завтра ваши дети смотреть "Машу и медведя" или "Гарри Поттера", или, быть может, будут читать процензурированную РПЦ "Сказку о попе и работнике его, балде", где церковные чиновники умудрились усмотреть оскорбление чувств верующих и заменили попа на купца. Надо нам такое будущее? Я думаю, что нет. 



Логичным продолжением мракобесия Матвеевой стало высказывание директора Лиги Безопасного Интернета Дениса Давыдова, который на протяжении всей конференции мило щебетал с Матвеевой, сидя в первом ряду. Денис поведал участникам конференции простые истины - в социальных сетях беспредел, много детской порнографии, дети-суицидники, дети-зацеперы, дети-наркоманы и... внимание! - дети-гомосеки. Это он так о детях-404 сказал. В этот момент по залу пробежал легкий шорох, а с задних рядов, где сидела молодежь, послышалось сдавленное - "Чо блять??". Обернувшись на источник звука мы заметили милую девушку-подростка, видимо, активистку какой-то молодежной организации, которая смотрела на Дениса Давыдова глазами, в которых читалась смесь удивления, непонимания и ненависти. Как я понимаю эту милую девушку с розовыми волосами, пирсингом и тоннелями в ушах. То есть вместо того, чтобы помогать детям, которые вступили в "Дети-404", Давыдов предлагает их не замечать, презирать и вообще сделать вид, что их нет. Да, можно и так, но если поступить таким образом, все эти семьдесят тысяч подростков перейдут в группы к суицидникам с их китами и дельфинами и в один прекрасный день просто перестанут жить. 



Логичным концом своего выступления Денис Давыдов решил сделать поклон в сторону РПЦ и сказал примерно следующее - "Чтобы победить засилие преступлений в отношении детей в интернете и очистить сеть от грязи, нам необходимо морально оздоравливать население, правильно воспитывать детей, и поможет нам в этом .... (кто-то там) и Церковь!" Я вот на этом месте немножко выпала. Не знаю просто ни одной ситуации, чтобы в борьбе с детской порнографией или педофилами в интернете помогали священники. Не знаю ни одного случая, чтобы священник побрызгал святой водой на сервера Вконтакте, и оттуда сразу же пропали все педофилы, наркоманы, проститутки, наркоторговцы и администраторы групп, которые наживаются на детях и людском горе. 

А завершил пленарное заседание протоирей Лев Павлович Махно, ректор тульской православной классической гимназмм с докладом "Миссия церкви и государственно-конфессиональных отношений на современном этапе". То есть понятно, да? При всем моем уважении к Льву Павловичу, я искренне не понимаю, как тема его выступления относилась к теме конференции - "защита детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". Рассчитывать, что детей от всего этого ада защитит бог, не приходится. Уже не помогло, не защитил. Подумал - "разбирайтесь сами там, друзья, со своими компьютерами. Не понимаю я в них ничего".

А что поможет? А помогут только хорошо отлаженные механизмы взаимодействия государства и медиа-сферы, слаженная работа с администрациями социальных сетей, работа правоохранительных органов и совершенствование законодательства. Кстати, именно на эту тему я проводила секцию в рамках конференции. Меня попросили быть модератором круглого стола "межведомственное взаимодействие по обеспечению информационной безопасности". О характере межведомственного взаимодействия можно было судить еще до начала круглого стола, на который из заявленных более чем двадцати человек пришло от силы десять. Табличек было больше, чем людей. Но не смотря на это нам удалось очень внятно и предметно поговорить с заместителем руководителя Тульского Роскомнадзора, с заместителем руководителя местного отдела "К", с представителем прокуратуры и Роспотребнадзора. Диалог получился интересный и полезный. Говорили уже все как есть, без прекрас, и на самом деле рассказали о проблемах. Попробовали как-то хотя бы начать помогать друг другу и слышать друг друга. Посмотрели друг другу в глаза. Надеюсь, что на этом не закончится и круглостольные речи перейдут в реальные действия в рабочем режиме. 

Вот, в общем, наверное, все, что я хотела по этому поводу сказать. 




Поддержать проект

Комментарии (0)

Ваш комментарий

Авторизируйтесь Чтобы оставить комментарий